СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

10 марта 1990:

Гость: Борис Гребенщиков, рок-музыкант

+ Аквариум - "Ангел"

Сева: Песня "Связан с ней цепью" или "Ангел". Несколько слов о стихах, там совершенно суровые стихи:

Связан с ней цепью,
Цепью неизвестной вины,
Связан с ней церковью,
Церковью любви и войны...

И потом, что это такое "смертью умрешь, которую придумал себе сам"? Это завязка на какие-то личностные отношения? Намек на разрушительность брачных уз? Что это такое?

Борис Гребенщиков: Да нет, женщина - это существо, которое дает как жизнь, так и смерть. Ведь то, что дает жизнь, может дать и смерть, кто еще!

Сева: Насчет жизни я знаю, а насчет смерти пока еще... Насчет качества песни. Там по чисто техническим параметрам, видно, что она еще не доведена до студийного уровня...

Б.Г.: Ну собственно я затем и в Лондоне, чтобы сделать из этого новый альбом "Аквариума", ну, чуть-чуть его обработать, посмотреть, что можно сделать в Лондоне, чего нельзя сделать в Ленинграде.

Сева: А этот материал записывался в Ленинграде, на...

Б.Г.: Да, у нас, в студии ДК связи. Здравствуйте, ДК связи!

Сева: Таким образом, пребывание в Лондоне будет использовано в основном на подготовку и переработку этого материала?

Б.Г.: Ну как? Как в Ленинграде, так и в Лондоне - я живу и работаю.

Сева: Я вас очень понимаю. Я разницы не чувствую почти никакой. Но...

Алексей Леонидов: Сейчас они договорятся, эти двое!

Сева: Но для тех, кому, может быть, еще не довелось побывать или не доведется в ближайшее время в Лондоне, Лондон представляется местом труднодоступным, экзотическим, по мнению многих, туманным... В Лондон приехать проще, чем кажется.

Б.Г.: Ну, в общем, для многих на Западе и Ленинград представляется местом, куда сложно приехать.

С.Н.: Следующая песня "Диплом". Что-нибудь, как-то ввести... Я знаю, что мир поэта - загадка, и он его объяснять не хочет и, в каком-то смысле, не может, потому что стихи приходят в том виде, в каком они приходят...

Б.Г.: Он и для меня загадочен. Это для меня - такая же загадка.

А.Л.: Выпьем за "Диплом"!

Б.Г.: И за женщин, потому что песня также посвящена женщине. Песня даже феминистская, по-своему.

У многих мужчин нет понимания преимуществ и силы женской стороны, той интуиции, о которой говорилось в песне. Это говорит о том, что мужчины не стараются раскрыть в женщине того природного потенциала, чего они в ней просто не могут, тем самым себя обкрадывают...

+ "Аквариум" - Диплом

Сева: Готовится материал к выходу в Союзе?

Б.Г.: Вероятно, я думаю, не пропадет уж впустую альбом.

Сева: И будет видно, куда он пойдет.

Сева: Следующая песня "Святой Герман", в которой говорится почти о том же чередовании событий, что происходит и у нашего гостя.

Б.Г.: Ну как, это знаменитый мифический мотив, когда герой совершает некоторые путешествия, потом возвращается и понимает, что его там, куда он вернулся, уже не понимают.

Сева: И это происходит?

Б.Г.: Отчасти да, потому что как у меня в песне получается, что кто-то не понимает, но большая часть понимает прекрасно.

Сева: Это намек на взаимоотношения с аудиторией?

Б.Г.: Да Бог знает, песня пришла, я не знаю, что она значит. Может она про другое?

+ "Аквариум" - Святой Герман

Сева: Боря, заходил к вам в гости в Лондоне и видел на стенах живописные произведения.

Б.Г.: Я очень давно рисую...

Сева: Как это началось и как вы дошли до жизни такой?

Б.Г.: А я как-то раз нашел холст и краски лет 14-15 назад, мне стало интересно попробовать. Ну и попробовал. С тех пор так и пробую. Вот сейчас особенно пошло, последний год-полтора, пошло это в гору, потому что я тут стал пользоваться большим успехом...

А.Л.: У женщин?

Б.Г.: В живописи...

Сева: Связано ли это с чем-нибудь... с периодами какими-то, состоянием духа?

Б.Г.: Ну, это, безусловно, связано. Я не знаю, как это связано, но честно говоря, мы ехали из Оптиной Пустыни с женой, я помню хлопнул себя по лбу и сказал: "Я - гений! Теперь я понял, окончательно". Все были удивлены таким восклицанием. И понял, объясняя это, что получается так, что я играю музыку и пишу песни какие-то, в общем, прозу чуть-чуть пишу и рисую картины. Но я всегда относился к картинам не серьезно. Ну, так это все, для себя, не выставлялся, ну, это не очень серьезно. Но тут я понял, что это такая же часть того, что я делаю, как, скажем, и музыка. Речь идет о создании своей какой-то особой вселенной, как у каждого человека, который что-либо творит, он создает вселенную своеобразную. И я думал, что она ограничивается песнями и музыкой, но выясняется, что нет. Вот "Ангел всенародного похмелья", песня более или менее известная в России. Я вот начал рисовать ангелов и вдруг понял, что у меня на картине как раз есть этот "ангел всенародного похмелья". Я не знал, что его рисую. Т.е. картины дополняют музыку, музыка дополняется прозой еще и все это вместе работает. Получается очень интересный живой организм.

Сева: Да, завидую вашей жизни.

Леонид Владимиров: Борис, а Вы работаете маслом на холсте?

Б.Г.: Да-да-да.

Л.В.: Но ведь это требует, помимо всего прочего, определенной профессиональной подготовки. Ну, надо знать, как грунтовать холст, как наносить краски. Вас кто-нибудь учил этому?

Б.Г.: Ну как сказать? Пятнадцать лет - это долгий срок. И потом у меня есть замечательные друзья в Ленинграде - группа художников под названием "Митьки"...

Л.В.: О, "Митьки"!

Б.Г.: ...которые меня давно уже приняли к себе как члена.

Л.В.: Но вы же не говорите "дык"?

Б.Г.: Дык! Как же не говорю, елы-палы.

А.Л.: Так Вы что? "Митек" теперь, что ли?

Б.Г.: Да я давно уже "митек". "Почетный митек", я не претендую на настоящего. Без тельняшки.

Сева: Но рубаха - в полосочку!

Б.Г.: Бело-синюю.

+ "Аквариум" - "Ангел всенародного похмелья"

Сева: Итак. Вы упомянули "Ангела всенародного похмелья". Мысль сама по себе замечательная, потому что, проезжая ранним утром по бульварам родных городов, можно видеть людей перед открывающимися пивными киосками, можно фактически увидеть парящего этого...

Б.Г.: Да это из дома выходить не надо. Это чувствуется, вся атмосфера такая!

Сева: И вот этот ангел, да. Ну что ж, символика замечательная. Я считаю, что эта песня должна войти в золотой фонд, в сокровищницу русской культуры!

Следующая песня - "Сарданапал", и это странное несколько название вводит нас в область, к которой вы, Борис, имеете отношение не совсем напрямую, как скажем, к производству или записи пластинок своей музыки или писанию картин, а несколько косвенно, несколько во вспомогательной роли. Речь идет о фильме...

Б.Г.: Ну да, эта песня сейчас звучит в фильме Сергея Александровича Соловьева "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви". И это второй его фильм, к которому мы делали музыку и, вероятно, будем делать к третьему, и это произошло неожиданно для нас самих. Я, лично, очень Сергея Александровича люблю и поэтому с ним работать просто в радость, и, может, поэтому мы отдаем ему наши лучшие вещи, которые для чего-то берегли. Т.е. песня написана очень давно...

Л.В.: А играли вы ее?

Б.Г.: Нет, мы ее никогда не играли, потому что она слишком не вмещалась...

Л.В.: Борис, ну это просто поразительно! Вы, значит, можете написать песню и положить ее на полку? Да?! Как Бабель клал рассказы в сундук...

Сева: Для этого нужно большое гражданское мужество!

Л.В.: Ох, потрясающе!

Б.Г.: Ну это просто естественно, потому что когда ее некуда сунуть, зачем песню... Эти песни - как драгоценный камень, для нее должна быть оправа...

Сева: Я очень рад, что этой свинцовой оправой оказались сегодня мы!

+ "Аквариум" - "Сарданапал"

Сева: Боря, просветите, что название значит...

Б.Г.: Ну, Сарданапал, он же Ашурбанипал, он же Асурбанипал - это древний ассирийский царь.

Сева: Зачитаю письмо из Москвы: "Целый год, мы, поклонники БГ и "Аквариума" томимся в недоумении и растерянности. Ходят слухи, что БГ и Саша Титов остаются там, в Штатах навсегда. Ты уж, Сева Борисыч, разузнай, что к чему". Последняя инстанция сегодня не я, а вы, так что и отвечайте.

Б.Г.: Я думаю, что если бы кому-то из нас, ленинградских, московских музыкантов хотелось остаться, мы все могли бы это сделать. Насколько я знаю, почти никто не остался. Т.е. я не знаю лично никого, кто остался бы. Ну зачем оставаться? Мы можем ездить и туда и сюда, мы живем в нормальном мире, в неразделенном. Мы учимся в нем жить. И более того, в данный момент, мне кажется, это доступно для всех. На Запад выехать - ну это цена билета, только. Если люди могут позволить себе в Сочи съездить, то могут позволить себе съездить и...

Сева: Доводилось Вам видеть за границей соотечественников, про которых известно, что денег не имеют?

Б.Г.: Ну я не знаю как по поводу "денег не имеют"... Ну, в общем, да. Я вспоминаю случай в Амстердаме. У нас был концерт с Сашкой и нашей американской группой, и я выхожу покурить перед концертом и смотрю с удивлением - какая-то очень знакомая физиономия стоит в дверях. Я стою, не верю своим глазам, потому что как-то не совмещается Амстердам и вот это. Но это Миша Борзыкин из "Телевизора". Тут остальные подгребли из коллектива. Оказывается, они там же играют, в том же клубе, что и мы, через какое-то время. Ну, хорошо, мы вышли, сидим-курим-разговариваем о нелегкой судьбе русского музыканта за рубежом. Мимо проходит еще одна фигура, и я уже понимаю, что я просто схожу с ума. Ленинградский художник, человек, который достаточно хорошо знаком, ну, встречал, по крайней мере, в "Сайгоне" лет 15. Он проходит мимо, такой Борис Кошелохов. Я говорю: "Боря, это как?" Он говорит: "Ну как, у меня тут выставка". Он тоже меня узнал, он удивился. Он как раз над "Сайгоном" живет, у него комнатка маленькая, так вот он в Амстердаме, у него выставка. Да это очень просто, для этого не требуется, требуется желание мир повидать.

Сева: Но какие-то начальные контакты нужны?

Б.Г.: Безусловно, но это теперь довольно просто.

Л.В.: Боря, ваш "сундук" с песнями, он объемист?

Б.Г.: Ну, он у меня в голове, правда. Но он объемист, там еще довольно много есть, многое лежит больше 5-6 лет.

А.Л.: Боря сидит не на сундуке, а на "красивом холме", Леонид Владимирович!

Сева: Вынем из "сундука" еще одну песню "Боже, помилуй полярников".

Б.Г.: Мы только что сняли замечательный ролик, для себя, с нашим другом Сергеем Дебижевым в качестве режиссера. Он будет, наверное, на советском ТВ. С удовольствием признаюсь, снимался ролик на крейсере "Аврора". Поэтому мне приятно слушать эту песню, приятные воспоминания о съемках. Я думаю, что советские телезрители это смогут скоро посмотреть.

+ "Аквариум" - "Боже, храни полярников"

Б.Г.: Эта песня кончается фразой "И оставь их, как они есть". Воспользовавшись этим, хочу сказать, что я только что говорил о том, что путешествовать за границу легко и приятно, и доступно для всех. Я понимаю, что для людей, живущих там где-то, в Ростове или Воронеже, это звучит по-хамски. Т.е. богатый и веселый Гребенщиков их учит, как легко путешествовать за рубеж. Я понимаю, что это все очень сложно, может быть. Но понимаете, не хочется оставлять всех нас, "как мы есть". Хочется, чтобы мы куда-то продолжали "двигаться дальше". Я просто говорю, что это возможно. Это необходимо для каждого, поскольку это метод выбраться из той моральной клетки, которую мы сами себе построили.

Сева: Ну и тут, может быть, пару слов о "просветлении", о котором вас часто спрашивают там, на отечественном телевидении - стучат в дверь и говорят: "Расскажите, пожалуйста, о своем просветлении".

Б.Г.: Да про это и говорить не имеет смысла. Просветление - это когда либо очень кричат, либо тихо сидят и работают. Вот так и я сейчас не кричу, а тихо сижу, может, начну работать сейчас.

Сева: Просветление доступно массам?

Б.Г.: Для просветления не бывает масс. Просветление работает для каждого отдельного человека.

А.Л.: И вот сегодня это "просветление" произошло! Потому что впервые в истории "Севаоборота" два человека из четырех пили вино, а два пили виски!

Б.Г.: Угадайте, кто?

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015